К неотпразднованному юбилею

Девушка на этой фотографии родилась 19 августа 1890 года. 1 сентября нынешнего года с того дня минуло 130 лет. Это Наталия Дмитриевна Шаховская-Шик.

Нет на земле не только ее, но и никого из пятерых ее детей. Но память о ней остается жить. В ее потомках – как у всякого смертного. Но и в сердцах очень многих людей, узнающих о ней, о ее жизни и ее работах через много лет после ее смерти.

Пять изданий выдержала ее книжка о Фарадее, написанная совместно с мужем, несколько изданий – ее рассказы о детях. Наконец, глубокое очарование ее личности наши современники находят в ее переписке с родными. С мужем, с отцом, сестрой, матерью и с друзьями. Очередной сборник, повествующей о ее жизни, об отношении к миру, к людям и к Богу, увидит свет в этом году.

Приурочить его выход к ее юбилейной дате – день в день –  не получилось. Как и ей самой не довелось родить долгожданного первенца ровно в день памяти Св. Сергия, хотя то, что родится именно сын, и будет он назван Сергей, ей было открыто еще до его рождения. Готовящийся в издательстве КПФ «Преображение» сборник о священнике Михаиле Шике и его жене, в большой мере посвящен именно ей и ее пониманию того, что значит «перевернуть мир». Так и называется сборник – «Перевернуть мир», он вот-вот уйдет в типографию.

А ее дом в Малоярославце продолжает оживать. В конце августа удалось отремонтировать русскую печь. Ее много лет назад переложил второй сын Наталии Дмитриевны, Дмитрий. Печь в целом выдержала испытание пожаром, но потребовалось еще искусство самобытного мастера из Торжка, чтобы полностью вернуть ее к жизни. Счастливым образом это стало подарком ко дню рождения – к юбилейной дате так много пережившей в этом доме его хозяйки – Наталии Дмитриевны Шаховской-Шик.

А вот ее письмо – из не вошедших в уже изданный и в готовящийся сборники –  запечатлевшее один из безоблачно-счастливых моментов в ее жизни. Это письмо к матери Анне Николаевне Шаховской в Москву из Турткуля, куда она ездила с маленьким Сережей в мае-июне 1927 года к мужу, когда о. Михаил отбывал там двухлетнюю ссылку.

16 мая 1927 года.

Дорогая моя Мамочка, здравствуй!

 

Путь наш, как Ты уже знаешь из телеграммы, закончился благополучно и скорее, чем можно было ожидать, и в субботу 14-го мая в 2 часа дня мы приехали в Турткуль. Подробности лодочного путешествия я описала в письме к Ане. Добавлю только, что, если бы я не волновалась за Сережу, я бы очень наслаждалась этой поездкой. Я все время вспоминала Илюшу [И.Д. Шаховской (1887-1916) - старший брат, погибший в Первую мировую войну], думала о том, как бы он радовался этой могучей и суровой реке, и когда мы спали на берегу – видела его во сне. Сережу, конечно, приходилось занимать, чтобы он не заскучал, но это удавалось легко. В общем он был молодцом. Миша нас встретил на берегу. Он, бедный волновался и томился последние дни.

 

Устроились мы здесь хорошо. На наше счастье он еще раз переменил квартиру и поселился там, где жил вначале со Скворцовыми [сосланный вместе с о. Михаилом протоиерей Иоанн Скворцов (1861-1927) и его жена]. Здесь кругом зелень и совсем нет пыли. Помещение у нас такое: дов. большая выбеленная комната с кирпичным полом и небольш. окном, порядочная терраска со стенами, плетеными из камыша и без крыши, там мы все трое спим ночью, так что звезды прямо над головой, это очень приятно, - еще у нас большое темное помещение в роде сарая, которое отделяет нас от хозяев, а еще вечером можно сидеть на крыше (чудные теплые, светлые ночи) а утром и вечером пить чай под двумя громадными тутовыми деревьями. Мне здесь нравится. Жару легко переносить, пот. что от нее можно спрятаться – в комнате прохладно даже в самые знойные полдневные часы. А ночи не душные – дышится легко. А безоблачное небо и тепло после нашей погоды очень радуют. Для Сережи здесь много интересного: колодец с журавлем, чигирь с верблюдом (колесо, при помощи которого пускают воду на поля), корова, лошади, хлопок, вся система орошения полей. Здесь же живет одна русская семья, уральцы (из сосланных сюда 50 лет назад старообрядцев), там есть две девочки 3 и 6 лет, и он с ними уже подружился. В некоторых отношениях они образованнее его, пот. что говорят на двух языках – по-русски и по-узбекски – это его очень удивляет. Молоко и яйца тут же у хозяев, - молоко Сережа пьет парное, нам приносят прямо из-под коровы. Остальные продукты приходится покупать в городе, на базаре. Питаемся не дорого: молоко  15-20 коп. кринка (кружек 5), яица 30 коп. дес<яток,> рыба от 6 коп. (нрзбр), а осетрина летом будет 20 коп. Так что питаться будем хорошо. Дороги только привозные вещи – керосин, сахар. Готовлю на примусе. Вчера день прошел в разборке (т.е. после обедни, п.ч. Миша служил, и Сережа причащался, и потом пили какао у Вл. Никодима). Целый день приходили к нам узбечки разных возрастов из семьи наших хозяев, ни слова не говорящие по-русски, - садились у дверей на корточки и смотрели с любопытством, как я раскладываю вещи и устраиваю их в Мишиных буфетах и шкафах из ящиков. Но сегодня они оставили нас в покое.

 

Говорить ли о том, как нам хорошо с Мишей? Ты это поймешь сама. Говорим и никак не наговоримся обо всем, что пережили за эти 1 ½ года.

Все Твои продукты, дорогая Мамочка, понемножку подъели, сыр доедаем еще сейчас. Спасибо. Когда Ты получишь это письмо, может быть будешь уже в Сергиеве. Что-то мои девочки? Очень жду об них известий.

(Приписка на свободном поле от М.В.) Наташа не оставила мне места, чтобы рассказать Вам, дорогая Анна Николаевна, свою радость и благодарность Богу о благополучном приезде Наташи и Сережи. Оба прекрасно перенесли путешествие. Не нарадуюсь на них. Приветствую сердечно Вас и Дм. Ивановича и сыновне целую. М.

Информационная служба БФ «101 км. Подвижники Малоярославца»

© 2015 Благотворительный фонд "101 км. Подвижники Малоярославца".

101kmfund@gmail.com

  • Facebook
  • YouTube