Книга о любви…

«<…> Надеюсь твердо на Твои молитвы. И Ты не забывай, что ничто, ничто, ничто, ни грех, ни смерть не отлучат нас от любви Христовой <…>».

(из письма Н.Д. Шаховской к М.В. Шику из Сергиева Посада в Бутырскую тюрьму от 30.01.1926)

13 февраля 2016 года в библиотеке имени В.В. Розанова в Сергиевом Посаде прошла презентация 1-го тома книги «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века: письма М.В. Шика (о. Михаила) и Н.Д. Шаховской (Шаховской-Шик)», изданной Культурно-просветительским фондом «Преображение» (Москва, 2015).

Символичность встречи в Сергиевом Посаде, где почти сто лет назад жили авторы переписки: Наталья Дмитриевна Шаховская и Михаил Владимирович Шик, несомненна. С другой стороны, можно было бы довериться и словам их дочери Елизаветы Михайловны Шик, которые она произносит в фильме, посвященном ее родителям: «Всему свое время…». Это время пришло.

 

За окном небольшой уютной библиотеки – деревянные дворики, февральский грустный снег лежит небольшими островками. Так было и будет – всё повторяется, всё имеет смысл, и в природе, и в человеческих судьбах, которые остаются во времени, продолжая жизнь в следующих поколениях и подавая пример жизненной стойкости.

 

В этот февральский день совпало всё: образы «соавторов» книги, Сергиев Посад, люди, собравшиеся в Розановской библиотеке. Всё было неслучайным, а потому мистическим образом оживали устные и письменные свидетельства.

Татьяна Николаевна Шпанькова зачитала следующие слова, которые в свое время ею были записаны в ходе работы над одной из ее книг в серии «Прогулки по родному городу»: «В нашем доме (Корниловых – прим. Т.Ш.) жили Шики-Шаховские. Дважды к ним приходили чекисты, искали золото. <…> Это было в 1918–1919 годах. Сюда приходили Флоренский и Розанов, спорили до драки. Обе сестры Шаховские <…> ходили в Дмитров. Там они образовали краеведческий музей <…>. В доме бывали Куприн, Пришвин, Фаворский». Этими воспоминаниями своей матери – хозяйки дома на Лесной, 5 в те годы, когда здесь снимали квартиру Шики-Шаховские, поделился сын Ольги Митрофановны Корниловой, нынешний владелец дома Андрей Андреевич Кириллов.

 

Письма Натальи Дмитриевны и Михаила Владимировича кажутся тем более «говорящими» и современными, лишенными всякой неискренности, что написаны они как исповедь, как попытка понять самих себя, как стремление к духовной близости сквозь расстояния, тревоги и испытания.

Поиск собственного предназначения привел их, как отметил настоятель Сергиевского храма в Семхозе протоиерей Виктор Григоренко, к постижению христианских ценностей и Божьих заповедей и последующему твердому им следованию – и в личной, и в семейной жизни, и на попроще служения ближнему и церкви.

 

На презентации часто звучало слово «свидетельство». Действительно, может ли быть более правдивое описание действительности тех лет, чем переписка двух любящих, мыслящих людей.

 

Удивительно, но эти личные письма открывают для нас историю России, через призму переживаний конкретных людей. Читатель погружается в трагические события первой половины XX века и переосмысливает их. И еще более ужасными и невероятными кажутся они, потому что перестают быть абстрактными, становясь судьбами двух людей, их детей, родных.

«Надо сказать, что и родилась эта книга благодаря самоотверженному труду по обработке текстов писем, проделанному дочерью отца Михаила – Елизаветой Михайловной Шик», – сказала редактор книги, представитель издательского отдела Культурно-просветительского фонда «Преображение» Ольга Борисова. Елизавете Михайловне не довелось дожить до выхода в свет первого тома, но работа по его подготовке была практически окончена, отметила Ольга Борисова. Она с огромным уважением рассказала о трудолюбии Елизаветы Михайловны, обязательности, открытости всему новому. Те же слова были сказаны и о ее ныне здравствующем старшем брате Сергее Михайловиче Шике, помогающем в подготовке к изданию второго тома. Ольга Владиславовна заметила, что презентация этой книги проходит каждый раз по-новому. Сегодняшняя встреча состоялась в библиотеке им. В.В. Розанова, дочь которого, Татьяна, как известно, была духовной дочерью о. Михаила. «Особенно знаменательно, что сегодня мы собрались в Сергиевом Посаде, где Михаил Владимирович и Наталья Дмитриевна жили на протяжении почти 10 лет и где в большой степени происходило их духовное становление…На протяжении всей их жизни преподобный Сергий – их защитник и наставник, к нему они обращаются в молитвах, его именем благословляют друг друга и детей». С Сергиевым Посадом связаны имена таких духовных наставников Михаила и Натальи, как старец Алексий Зосимовский, отец Порфирий (Горшков).

Так писать о своих детях, как писали Наталья Дмитриевна и Михаил Владимирович, могут не просто любящие родители, но люди, осознающие ценность этой любви и счастья быть отцом и матерью, а главное – ответственность за детей перед Богом.

 

Из письма Н.Д. Шаховской к М.В. Шику из Сергиева Посада в Бутырскую тюрьму от 29-III-1926:

«<…> Всего больше радости, как и горя, – с Сережей. Он уже делается другом – с ним уже иногда советуешься, и если сердишься на него, то потому, что от него и требуешь больше, – часто, конечно, слишком много, как от «старшего», забывая, что ему всего 3,5 года!».

 

Удивительно и непостижимо – при всех трудностях, моральных, материальных (ссылка о. Михаила, безденежье, новый арест, болезнь Натальи Дмитриевны) от писем нет ощущения трагизма. Читатель видит перед собой цельных, твердых, а главное очень счастливых людей.

Татьяна Васильевна Смирнова, долгие годы проработавшая в Сергиево-Посадском историко-художественном музее, автор книги «…Под покров Преподобного», хорошо знакома с историей семьи Шиков-Шаховских. В ее книге этой семье посвящена отдельная глава, вслед за очерками о жизни в Сергиевом Посаде семей Олсуфьевых, Мансуровых, Комаровских, Флоренских, составивших «сообщество бывших», которому довелось сыграть особую роль в сохранении ценностей и реликвий Троице-Сергиевой Лавры.

Татьяна Смирнова напомнила, что как в военные годы, так и в предвоенные десятилетия страна жила на грани голода или прямо голодала. Детские впечатления об этом времени воплотились впоследствии в работе сына отца Михаила и Натальи Шаховской Дмитрия Шаховского. «В скульптуре, названной автором «Хлеб», нет черт портретного сходства с матерью скульптора, – сказала Татьяна Смирнова. – Но напряженность сюжета – терпеливое и напряженное ожидание детей своей доли хлеба насущного и торжественность в позе матери, которая делит хлеб как дар Божий – несомненно, передает непосредственные детские впечатления скульптора". 

 

Действительно, образ Натальи Дмитриевны, воплощенный в этой работе, собирательный, во многом перекликающийся по степени трагизма и глубины с ватиканской «Пьетой», русской «Пьетой»… 

 

"Мне представляется особенно важным отметить в свете сегодняшних проблем нашего социума, что все дети в семье Шиков-Шаховских выросли, как говорится, родителям на радость, отечеству на пользу, – заметила Татьяна Смирнова. – Пример этой семьи доказывает, как важны в семье и здоровая наследственность, и хорошее домашнее воспитание детей в ранние годы их жизни».

Книга представляет не только литературно-биографическую и социальную, но и историко-философскую ценность. Малоизвестный период истории Русской православной церкви, страшный, но в то же время определивший ее дальнейшую судьбу, вновь предстает перед нами через живое свидетельство.

 

«Люди, окружавшие будущего отца Михаила, сыграли особую роль и в судьбе Русской православной церкви, – такими словами начал свое выступление известный историк церкви иерей Александр Мазырин – автор исследования о Патриаршем Местоблюстителе священномученике митрополите Петре (Полянском). Представители так называемой Сергиевской (Самаринской) группировки – сам Александр Дмитриевич Самарин, Пётр Владимирович Истомин, священник Сергей Сидоров, Павел Борисович Мансуров, Фёдор Алексеевич Челищев и дьякон Михаил Шик – это те люди, которые совместно с даниловцами, возглавляемыми архиепископом Феодором (Поздеевским), стали опорой митрополита Петра в его стоянии на пути исповедничества и борьбы с обновленцами. Трудно сказать, как бы сложилась история РПЦ в ХХ веке, если бы не было поддержки, оказанной будущему священномученику Петру этими людьми, искренне, глубоко и бескорыстно преданными интересам Церкви» (подробнее см. статью священника Александра Мазырина «Сергиевская» («Самаринская») церковная группа и Патриарший Местоблюститель митрополит Пётр (Полянский) в 1925 г.», сборник XV Кадашевских чтений.

Несомненен и весомый вклад в этот подвиг лично Александра Дмитриевича Самарина, о жизни и деятельности которого собравшимся в Розановской библиотеке рассказал Всеволод Олегович Волков, правнук Саввы Мамонтова, на дочери которого был женат Александр Самарин. Сменив активную государственную деятельность – в том числе на посту обер-прокурора Святейшего Синода – сначала на работу в Красном Кресте, а затем на церковную деятельность, Александр Самарин после февральской революции активно участвует в подготовке к Поместному Собору Русской Православной Церкви. Популярность его была столь велика, что его кандидатура выдвигалась на пост главы московской епархии наряду с архиепископом Литовским Тихоном (Беллавиным).

 

Аресту Александра Самарина по делу митрополита Петра Полянского в 1925 году предшествовала очень серьезная и тайная церковная деятельность. После ареста ему будут вменяться в вину редакционные поправки в документ, который стал самым значимым актом Местоблюстителя за весь срок его управления церковью – обращение митрополита, направленное против обновленчества. Соработниками священномученика Петра в этом деле и других начинаниях были еще многие «сергиевцы». И первым среди них можно назвать Петра Владимировича Истомина. Юрист по образованию, он был боевым офицером в японскую войну, товарищем (в современном понимании – первым замом) обер-прокурора Святейшего Синода, затем служил завканцелярией наместника Кавказа. В1925 г. арестован по делу митрополита Петра вместе с другими участниками «Сергиевской группы» и приговорен к трем годам Соловецких лагерей. Его жена – Софья Ивановна Истомина, приехавшая на свидание к мужу летом 1926 года, наизусть заучивала обращение Соловецкого собора епископов к советскому правительству.

В выступлении отца Андроника (Трубачёва) – внука отца Павла Флоренского – прозвучала выдержка из официального заключения властей по поводу работы Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры, в которой отмечалось отсутствие политических пристрастий только у двух ее членов – Павла Флоренского и дьякона Михаила Шика. «Эти записи подтверждают как то, что за членами комиссии велось постоянное наблюдение, так и то, что некоторые из ее членов утратили веру в действенность политической борьбы для правильного устроения жизни», – отметил отец Андроник.

По окончании презентации всеобщее желание осмысления услышанного, потребность в некоем действии вылились в поход к Поклонному кресту, установленному в память обо всех пострадавших за веру во Христа в годы террора. А затем участники презентации посетили дом отца Павла Флоренского, в нескольких комнатах которого практически полностью сохранены обстановка и предметы быта тех лет, когда в доме жил и работал отец Павел, и размещена фотоэкспозиция, рассказывающая о семье Флоренских и о людях, часто гостивших в их доме.

 

Всех их в те трудные годы могла поддерживать только любовь к Богу, родным и близким, к своей родине. Они любили и были счастливы.

И верою еще иною –

В промысл Бога,

Ведущего нас днесь заботливой рукою, –

Благословенна будь его дорога!

 

Из стихотворения М.В. Шика
(3-я неделя Вел<икого> Поста, 1921 г. Москва и Сергиев Посад)

Ирина Ильинская,
Елена Старостенкова-Шик

Благотворительный фонд
«101 км. Подвижники Малоярославца»

© 2015 Благотворительный фонд "101 км. Подвижники Малоярославца".

101kmfund@gmail.com

  • Facebook
  • YouTube