Большая история, о которой хочется снимать фильмы

3 марта 2017 г. в мемориальном музее-квартире А.С. Пушкина на Арбате состоялась презентация двухтомного издания «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века. Письма М.В. Шика (священника Михаила) и Н.Д. Шаховской (Шаховской-Шик)»

Этот двухтомник уже презентовали в феврале этого года в Доме русского зарубежья им. А.И. Солженицына, но если тогда речь шла больше о предках отца Михаила Шика, то в этот раз говорили о литературной деятельности супругов, вспоминали родителей Наталии Дмитриевны и друзей их семьи.

Посещение мемориального музея всегда вызывает трепет: ведь это возможность пройтись по тем самым комнатам, где жил известный человек, увидеть портреты людей, здесь бывавших. Чувство сопричастности, прикосновения к чему-то очень личному не покидало и людей, пришедших на презентацию двухтомника, которая проходила в большой гостиной мемориального музея А.С. Пушкина на Арбате. И хотя речь шла не о самом Александре Сергеевиче, имена, звучавшие на вечере, были известны и во времена Пушкина: Шаховские, Щербатовы, Голицыны.


Сергей Михайлович Шик, старший сын отца Михаила Шика и Наталии Дмитриевны Шаховской рассказал о своем деде по материнской линии. Дмитрий Иванович Шаховской – выдающийся либеральный деятель конца XIX-начала XX века. Он внук декабриста Петра Шаховского, потомок ярославского князя Федора.

Слева направо: Ольга Владиславовна Борисова, редактор двухтомника; Иван Дмитриевич Шаховской, внук отца Михаила Шика; Сергей Михайлович Шик, старший сын отца Михаила; Елена Евгеньевна Старостенкова, внучка отца Михаила

В Орде, где князь Федор Черный (1233-1299 гг.), ожидал ярлык на княжение, его женили на дочери хана. Кровь Чингизидов сказалась на потомках: у их правнука, Константина Глебовича, были черные кудрявые волосы. Его прозвали Шахом, а его потомки стали Шаховскими. Род этот дал много ветвей. К нему же относится и тот Шаховской, который при Борисе Годунове был в стане у самозванца, и тот, который, по словам А.С.Пушкина, вывел «комедий шумный рой».

Дмитрий Иванович родился в 1861 году в Царском селе. Гимназию окончил в Варшаве, учился в Санкт-Петербургском университете. За участие в студенческих волнениях был посажен в карцер на пять суток, но по высочайшему повелению на сутки был отпущен на свадьбу к своей сестре Наталье, фрейлины императрицы, где был шафером. Посаженным отцом и матерью новобрачных были император и императрица.

В университете, где учился Дмитрий Иванович, сложился Ольденбургский кружок, центром которого были братья Федор и Сергей Ольденбурги, Шаховской и Владимир Иванович Вернадский. Сергей Федорович писал: «Между нами самый умный – Шаховской, а самый талантливый – Вернадский». Член кружка Иван Михайлович Гревс позже отмечал: «На Дмитрии Ивановиче Шаховском уже тогда ярко сиял луч высшего духовного света, он горел могучим порывом к благу и истине».

Сергей Михайлович Шик

После окончания университета связи между членами кружка не прерывались, по инициативе Шаховского возникло Приютинское братство, члены которого стремились работать на благо народа и. Во время голода 1891-1892 годов они очень много сделали для помощи голодающим.

В 1885-1889 годах Дмитрий Иванович руководил народным образованием в Весьегонском уезде Тверской губернии. Очень много сделал для улучшения образования в уезде, посещал все школы, участвовал в проведении экзаменов, большое внимание уделял просвещению взрослого населения. Библиотека, которой он заведовал, стала общедоступной, он тратил на покупку книг и журналов значительную часть личных средств. Именно благодаря Дмитрию Ивановичу увидели свет знаменитые философические письма Чаадаева – Дмитрий Иванович Шаховской готовил их к публикации.

Бабушка Сергея Михайловича Шика, Анна Николаевна Сиротинина была выпускницей женских курсов. Вместе с Дмитрием Ивановичем они прожили всю жизнь. В Весьегонске супруги сняли скромную квартиру, Дмитрий Иванович отказался от половины жалования и сам возделывал огород, носил воду с колодца, рубил дрова. Это был очень скромный человек. Он говорил: «Да, я князь, но не придаю этому значения». С 1890 года Дмитрий Иванович работал в ярославском губернском земстве, где руководил образованием.

Наталия Дмитриевна и отец Михаил много времени посвятили литературному творчеству. И хотя условия, в которых они жили, мало способствовали творческой работе, супругам удавалось писать. Их статьи и книги сохранились и дошли до наших дней. Об их литературной деятельности рассказала художник Мария Борисовна Патрушева. Еще будучи студентами, Наталия Дмитриевна и отец Михаил сотрудничали с журналами «Крестьянское дело» и «Колос». Это видно из их переписки – проблемам, связанным с журналами, посвящены письма 1920-х годов. Наталия Дмитриевна пять лет сотрудничала с издательством К.Ф.Некрасова, где публиковались все известные авторы Серебряного века. Первая ее вышедшая книга – «Опыт биографической характеристики» о Короленко. Эта книга получила высокую оценку самого Владимира Галактионовича Короленко, и он написал Наталии Дмитриевне: «Примите это письмо как выражение моей благодарности за Вашу работу, которая кажется мне хорошей по тону и по той внимательности, с какой Вы отнеслись к своей задаче. С очень многими вашими критическими замечаниями согласен».

Владимир Короленко  был знаком с отцом Наталии Дмитриевны  лично в связи с земской деятельностью – Короленко вместе с Дмитрием Ивановичем участвовал в первом официально разрешенном съезде земства в ноябре 1904 года.

 

Также Наталия Дмитриевна написала исторические очерки о Данииле Галицком, преподобном Сергии Радонежском, князе Курбском, написала статью, посвященную памяти А.П.Чехова.

 

Совместная литературная работа Наталии Дмитриевны и Михаила Владимировича связана с Троице-Сергиевой Лаврой. Там была создана комиссия по охране памятников старины и искусства Лавры. Михаил Владимирович занимался изучением библиотеки, написал план-конспект путеводителя по Лавре, который должен был помочь в подготовке будущих экскурсоводов. Был издан сборник статей, в котором авторы писали о Троице-Сергиевой Лавре как духовном, историческом и культурном сердце России. В сборник вошли и две статьи отца Михаила «Митрополичьи покои» и «Колокольни и колокола». Тираж в 1919 году был изъят властями и уничтожен, но несколько экземпляров уцелело, и в 2007 году книга была переиздана. На обложке этого сборника – гравюра Владимира Фаворского, которая была сделана специально для книги.

Мария Борисовна Патрушева

Когда к печати готовилось издание переписки отца Михаила и Наталии Дмитриевны, публикатор Елизавета Михайловна Шик попросила оформить сборник похожим образом, что и было сделано.

В начале 1920 года Михаилу Владимировичу (будущему отцу Михаилу) пришлось уйти из Комиссии, и он преподавал историю и психологию, занимался просветительской и педагогической деятельностью.

С конца 1920-х годов Наталия Дмитриевна стала сотрудничать с издательством «Посредник», где публиковались исторические и научно-популярные издания для детей и подростков. Тут вышли ее книги: «Жизнь первобытного человека» (1929 г.), «Через препятствия» (1930 г.), «Рассказы об изобретателях» (1931 г.), «Два механика» (1933 г.), «Последнее путешествие капитана Скотта» (1935 г.).

 

Наталия Дмитриевна занималась переводами, писала рассказы о детях, друзьях.

 

Самая известная совместная книга Наталии Дмитриевны и Михаила Владимировича – «Загадки магнита. Повесть о жизни и трудах Майкла Фарадея, бывшего маленьким переплетчиком и ставшего великим ученым» (1937 г.).

 

В начале 1930-х годов супруги начали большую совместную работу по переводу на русский язык философских сочинений Гете.

Наталья Александровна Громова

Ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Наталья Александровна Громова вспомнила на вечере еще об одной фигуре, тесно связанной с семьей Шиков-Шаховских, – поэтессе и драматурге Варваре Григорьевне Малахиевой-Мирович. Это имя (Баба Вава) встречается почти в каждом письме отца Михаила и Наталии Дмитриевны. Варвара Григорьевна – человек, который соединил Шиков-Шаховских с другим миром, с кругом поэтов Серебряного века.

«История Варвары Григорьевны началась до встречи Михаила Владимировича с Наталией Дмитриевной, – пояснила Наталья Александровна. – Варвара Григорьевна родилась в 1869 году в Киеве. Она была наставницей, гувернанткой в доме Балаховских, где жил в это время будущий философ Лев Шестов. Больше всего она любила составлять кружки из молодых людей и девушек, которых она воспитывала. Там были и дети Шестова, и Лиля Шик, сестра Михаила, и сам Михаил Владимирович. Всех детей она вводила в среду Серебряного века, знакомила с поэтами, писателями того времени».

Михаил Владимирович по-юношески полюбил Варвару Григорьевну. История этих взаимоотношений была во многом трагической. Варвара Григорьевна говорила о себе, что она вся состояла из мифов Серебряного века, и сама была разбита так же, как и это время. И через все это должен был пройти молодой Михаил Шик, влюбленный в эту невероятную женщину, которая была старшего него на восемнадцать лет. Именно Варвара Григорьевна была отчасти препятствием на пути любви Михаила Владимировича и Наталии Дмитриевны.

В 1917 году Варвара Григорьевна решила стать крестной матерью Михаила. Тогда Михаил Владимирович еще был не готов оставить Варвару Григорьевну. Как рассказала Наталья Александровна, она же присутствовала на венчании Михаила Владимировича с Наталией Дмитриевной.

В 1919 году Шики поселились в Сергиевом Посаде. Варвара Григорьевна бежала к ним из Киева. «Сен Жермен Сергиева Посада» – так называли тогда это место, ведь здесь собралась вся аристократия, которая не уехала в эмиграцию и решила спасать Россию, церковь, Троице-Сергиеву лавру.

 

С рождением у Шиков первенца Сергея Варвара Григорьевна объявила себя бабушкой и назвала себя Баба Вава. Сергей Михайлович, Сереженька был ее любимым внуком, она много за ним записывала, посвящала ему стихи. Это была одна из главных любовей Варвары Григорьевны.

Ко времени ссылки отца Михаила духовный контакт между ними был потерян и Михаил стал писать о ней достаточно жестко. Он сам наконец смог отступить и отойти от этих отношений. И в этот момент возникла уже другая связь – Наталия Дмитриевна приняла Варвару Григорьевну как родную. Варвара Григорьевна очень любила Наталию Дмитриевну, и судьба распорядилась так, что Наталия Дмитриевна умерла у нее на руках.

 

«Так что это не просто история двух людей, а Большая история, о которой хочется снимать фильмы и рассказывать истории», – завершила свой рассказ Наталья Громова.

Софья Рудакова

Фото Дмитрия Писарева

Источник: «Преображенское братство»

Благотворительный фонд
«101 км. Подвижники Малоярославца»

© 2015 Благотворительный фонд "101 км. Подвижники Малоярославца".

101kmfund@gmail.com

  • Facebook
  • YouTube