Властное решение не способно снять напряжение в обществе

25 февраля 2021 года началось голосование по озвученным Общественной палатой столицы предложениям, касающимся внезапно родившегося решения – установить  памятник на Лубянке. При этом настоящее обсуждение вопроса инициаторами опроса не подразумевалось. И даже не все варианты и авторы поступивших предложений стали известны.

Акция продлилась несколько дней, а затем мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что считает правильным оставить Лубянскую площадь в нынешнем виде, а процесс голосования по установке памятника остановить. И, конечно, голосование было остановлено.

 

Но тема эта, тем не менее, важна, и уклониться от ее обсуждения –  трусость, лукавство или лицемерие. Так считает художник  Иван Дмитриевич Шаховской. Его позицию мы считаем нужным опубликовать. И как  свидетельство того, что отнюдь не все представители российской культуры готовы были поставить подписи под предложением решить вопрос с вертикалью  на Лубянской площади с помощью фигуры «железного Феликса». И как приглашение к дальнейшему обсуждению трудных вопросов нашего прошлого, без которого мы вряд ли придем к общественному согласию.

Почему не надо ставить сейчас на Лубянке никакого памятника!

…Если человек считает себя гражданином – страны и города – ему не должно быть все равно, через какие параметры и какими мерками предлагается – и ему, и  следующим поколениям – определять свое место в данном историческом, смысловом и архитектурном пространстве. Это – тоже реальные, а не надуманные, «отвлекающие» проблемы.

Исторически – «реинкарнация» памятника Дзержинскому абсурдна. Чудовищные преступления репрессивной машины ВЧК – ОГПУ – НКВД – КГБ, которую этот памятник так или иначе символизировал (героизируя основателя системы и прикрывая им его преемников), будем надеяться, остались в прошлом. Его демонтаж в 1991 году – сам есть знаковое историческое событие-символ. Подтверждение этому – лежащий здесь же в память о жертвах репрессий Соловецкий камень.

 

С этим же историческим контекстом связана сегодня и смысловая составляющая. Ясно, что по этому вопросу общество разделено, если не поляризовано.  Воздвигнуть ли здесь снова изваяние железного наркома – или, напротив, увековечить кого-то из бесспорно выдающихся людей нашего отечества, например, из числа тех, кто томился в камерах стоящего на площади здания (перечислять имена бессмысленно) – это вызовет неприятие другой части граждан.

 

«Назначение» же персоны св. блгв. кн. Александра Невского, как альтернативной фигуры для памятника, представляется по меньшей мере странным и лукавым. Почему он и почему здесь? Для проформы?  Воин-герой стоит, де, у истоков «собирания Российского государства»?

 

Но не надо забывать, что этот образ мало соответствует историческим реалиям, а создан «по заказу» Сталина. Придуманный имперский символ. И как таковой, сегодня он никак не объединяет народ…

 

Представляется сомнительной и сама недавно внедренная у нас практика установки в городской среде скульптурных монументов православным святым (как бы приравнивая их к «гражданским» деятелям). Вероятно, выбор этого «альтернативного варианта» мог бы по-настоящему порадовать – помимо его заказчиков – только скульптора, архитектора и подрядчиков, которым достался бы проект…

 

Озвученное в СМИ экспертное мнение архитекторов-градостроителей и специалистов-искусствоведов о том, что в центре этой площади нужна бы вертикальная доминанта – профессионально правильно, но… хочется думать – вычленено из контекста. Иначе, пришлось бы констатировать гражданскую слепоту и глухоту авторов предложения. Речь ведь идет не об условном проектном макете, где можно попробовать «такую вертикаль» или «сякую вертикаль». И не о Диснейленде, где позволено играть любыми культурно-историческими реалиями.   Москва – это  живой человеческий город, пронизанный множеством пересекающихся, разнонаправленных силовых напряжений, протянутых из прошлого через плоть и кровь настоящего  в будущее. Лубянская площадь – одно из тех мест, где эти пересечения наиболее болезненно сгущены. Поэтому насильственное решение (любое, не только в рамках предлагавшихся в недавнем голосовании) неизбежно усилит напряжение и разобщенность в обществе.

 

Правильный вариант – не ставить сейчас на Лубянке никакого памятника! «Доминанта», о которой шла речь, только идеальная – общая – действительно, могла бы снять болезненность напряжений и смягчить враждебность позиций. Но пока таковая не возникла в самом обществе (а навязывание «выбора» как раз и свидетельствует об этом) – пусть на площади этой потенциальной доминантой служит наглядное ее отсутствие. Эта «зияющая пустота» будет неотступно напоминать людям, что принять в будущем некий общий символ они смогут, только бесстрашно осознав всю правду о прошлом и став настоящими гражданами в настоящем.

 

Иван Шаховской