Елена Старостенкова-Шик:

«Настало наконец время вспомнить,
какой наша история была на самом деле»

Елена Старостенкова-Шик – внучка отца Михаила Шика и Натальи Дмитриевны Шаховской, кандидат экономических наук, журналист, публицист.

 

- Эта наша встреча будет достаточно краткой. Мы в течение полутора-двух часов должны рассказать о людях, которые прожили очень содержательную жизнь. Это сделать трудно. Но так же трудно достойно прожить, в общем- то, довольно короткую человеческую жизнь. Героям нашей презентации это удалось. Давайте попробуем и мы содержательно провести те полтора-два часа, которые нам сегодня отведены для разговора о них.

 

Я не буду рассказывать биографии деда и бабушки, они достаточно полно, хотя подчас и с некоторыми фактическими ошибками, изложены в разных журналах и на сайтах, таких, к примеру, как журнал «Альфа и Омега» или сайт «Православие и мир». Наберите в поиске «отец Михаил Шик», и в результатах появится внушительная подборка публикаций, в том числе принадлежащих перу составителя книги, которую мы сегодня презентуем, Елизаветы Михайловны Шик. А если набрать в поиске имя моей бабушки – Натальи Дмитриевны Шаховской, то можно узнать и о ней, и о трагической судьбе её полной тёзки и родной прабабушки – жены декабриста князя Фёдора Петровича Шаховского.

 

При знакомстве с биографиями Михаила Владимировича Шика и Натальи Дмитриевны Шаховской-Шик у наших современников неизменно возникает множество вопросов. Почему так? Почему эти люди совершают в своей жизни такие поступки и выбирают такие решения, которые нам сегодня кажутся неразумными или даже самоубийственными. Понимали ли они, чем придется платить за тот или иной выбор им самим и их семье? А если понимали, то ради чего на это шли? Ответить на все эти вопросы я сейчас не смогу – на это просто нет времени. Хочу остановиться на трех моментах, которые мне представляются важными.

 

Во-первых, всем, кто видел фильм «Осенённые любовью» Натальи Гугуевой, непременно хочется спросить нас – внуков, почему же это нам были неинтересны, как в фильме говорит Елизавета Михайловна Шик, рассказы о прошлом. Говорю со всей ответственностью – это не так. Возможно, мы не умели правильно выразить свои чувства и мысли, но сегодня Шиков-Шаховских в этом зале достаточно, чтобы подтвердить – нам интересны жизнь отца Михаила Шика и Натальи Дмитриевны Шаховской. Память о них и для нас, их внуков и правнуков, священна, какой она была и для наших старших.

 

Тем, кто возьмет в руки эту книгу доведется прочитать вступительную статью отца Кирилла Каледы, настоятеля храма свв. Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове об одном из первых общесемейных чтений писем Натальи Дмитриевны Шаховской-Шик, которое было приурочено к её столетию. Дело было в 1990 году здесь, в Малоярославце, куда съехались все родные, кто смог прибыть. В том числе и отец Кирилл Каледа, семья которого уже несколько поколений живет в тесной дружбе и общении с нашей.

 

Помню, что мне не удалось дослушать до конца чтение одного из писем. Горло перехватило от пронзительного чувства родства с человеком, с которым при её жизни мне общаться не довелось. Между тем слова, которые писала моя бабушка, её язык и стиль – всё было родное. Мне казалось и кажется до сих пор, что я похожим образом пишу и думаю, хотя, конечно, не буквально так же. Тогда – несколько десятилетий назад – мне пришлось выскочить из дома на Успенке на крыльцо, чтобы отдышаться и прийти в себя. Ни тогда, ни сейчас бурные выражения чувств в семье не приветствовались. Но в последующие годы мне уже не казалось удивительным, что мои попытки быть кем-то не похожим на деда и бабушку – кем-то отдельным, другим, самой по себе девочкой – неизменно терпели неудачу. Не открывалось мне пути на совсем иную жизненную стезю. Так, неожиданно для себя я стала, как и дед, журналистом, а потом и публицистом. А продолжать жизнь мне, похоже, суждено историком и краеведом, так же, как и моим бабушкам – Натальи Дмитриевне и Анне Дмитриевне Шаховским, и прадеду – князю Дмитрию Ивановичу Шаховскому.

 

Тут будет уместно сделать одну небольшую ремарку. Сам прадед не любил называть себя князем. Он всячески избегал упоминания титула, стараясь быть полезным гражданином страны. Но жизнью своей полностью оправдал свой титул, который в стародавние времена был, прежде всего, свидетельством обязанностей перед обществом, возложенных на его носителя, а не пропуском в некий закрытый распределитель материальных благ. Князь Дмитрий Иванович Шаховской расстрелян на полигоне в Коммунарке, а о его общественной деятельности написано несколько книг и диссертаций.

 

Второе, о чём мне бы хотелось поговорить, об исторической памяти. Я скажу при этом не свои слова, попробую воспроизвести те, что были сказаны отцом Георгием Митрофановым, настоятелем храма апостолов Петра и Павла при Университете педагогического мастерства в Санкт-Петербурге на первой презентации книги «Непридуманные судьбы…» в северной столице. Они таковы. У нас произошла аберрация исторической памяти, которая раньше хранилась и передавалась из поколения в поколение, прежде всего, в семьях. Такого канала передачи исторической памяти в нашем поколении уже нет. По разным причинам традиция оказалась прерванной. Наша история в ХХ веке стала уделом профессиональных историков. И мы видим, что когда такая тонкая и сложная вещь, как историческая память, остается уделом только профессионалов, ею становится легко манипулировать. Очевидно, что нашим историческим сознанием достаточно долго манипулировали.

 

Настало наконец время вспомнить, какой наша история была на самом деле. Мне кажется, что книга, о которой мы сегодня говорим, еще и обращение ко всем нашим современникам. Вспоминайте семейную историю, восстанавливайте её по мере сил и рассказывайте другим, какой же наша российская история была на самом деле. Далеко не у всех при этом история окажется совпадающей с рассказанной в наших учебниках.

 

И всё же – в-третьих, – несколько слов о самой книге и переписке. В двух-трёх словах не скажешь о том, что в этой изданной недавно переписке двух людей, родившихся в XIX веке, есть интересного для современного читателя. В ней есть мысли о вечных ценностях, о добре и зле, о предназначении человека на земле, о жизни земной и жизни вечной, о вере, о семье, о счастье и о мере смирения человека перед высшей волей. Тут каждый может найти для себя что-то интересное. Историк найдет здесь синхронные свидетельства об исторических событиях в жизни страны, филолог – образцы литературного языка эпохи Серебряного века, люди, ищущие Бога и веры – путеводные нити на этом пути. В этой переписке – и это одно из открытий, которые делает читатель этой книги, – идет обсуждение проблем, удивительно схожих с теми, которые нам приходится решать сегодня: национализм, мир и война, мера ответственности человека за участие в братоубийственной междоусобице и насилии над людьми, политические партии и их способность на деле решать насущные вопросы общественной жизни…

 

Кажется, проще сказать о том, чего в этих письмах нет. В этой книге нет ни одного грубого слова. Поверьте, их нет во всём массиве переписки, включающем более 300 писем. Не все они вошли в двухтомник, подготовленный к печати. Многие совсем личные письма не стали и не станут достоянием общественности. Но сказанное в полной мере относится и к этой – непубличной части переписки.

 

Нет ни одного письма, свидетельствующего о том, что эти люди кому-то завидуют. В переписке нет сплетен. Нет в них и обсуждения материальных проблем, как будто с материальной стороны жизнь Михаила Шика и Натальи Шаховской была всегда обеспеченной. У читателя легко создается впечатление, что эти люди жили на небесах, что материальные проблемы, даже когда с ними приходилось сталкиваться, всерьез их не волновали. Между тем и в период, о котором повествуется в первом томе – 1911–1926 годы – жизнь семей Шиков и Шаховских была в финансовом отношении далеко не безоблачной. Даже в годы, предшествующие революции. Не говоря уже о голодных годах, последовавших за революцией и Гражданской войной.

 

Надеюсь, я еще напишу о дедушке и бабушке. Многое еще можно рассказать об этих людях такого, что может быть важным и ценным для людей, живущих в XXI веке. Буду рада, если и мои скромные эссе найдут своих читателей.

 

В заключение несколько слов о доме. Я имею в виду дом 38 на улице Успенской в Малоярославце. Для меня этот дом, прежде всего, – то дело, которому моя мама посвятила 20 лет своей жизни. Раньше я не понимала, почему она приняла решение так распорядиться своим временем. Моя мама – Мария Михайловна Старостенкова-Шик была ученым и преподавателем, любила свое дело, думала о защите докторской. Но после некоторых колебаний приняла всё же иное решение. Хранить дом в Малоярославце оказалось для нее важнее.

 

До тех пор, пока у нее хватало сил оберегать дом, он был жив. Когда силы ее оставили, дом был передан – согласно решению всей семьи – трем хранителям: мне, моему брату и кузине – Наталье Дмитриевне Шаховской. Мы этот дом не уберегли. Три года назад он горел. Казалось, что на этом история дома закончилась.

 

Казалось, что сочувствие и помощь добровольцев из «Единства» смогут сделать пепелище менее устрашающим, однако наших общих усилий хватит лишь на самые необходимые сиюминутные дела. На то, чтобы потихоньку вывезти мусор, разобрать и распилить обгоревшие бревна и очистить сад от гари. Но вот однажды, в конце нашего очередного семейного субботника моя тетя – Елизавета Михайловна Шик – тихо, но твердо, как она это умела делать, сказала: «Дом будет восстановлен». Перед отъездом она оставила у обгоревшего дверного проема свои тапочки. «Привезу чайник и плед – буду здесь жить», – деловито добавила она. В летние месяцы она часто приезжала и оставалась в доме на день-другой. Уверяла, что дом ее греет, хотя в стенах долгое время зияли сквозные дыры. Постепенно число участников работ по расчистке следов пожара становилось всё больше.

 

Через год с небольшим после происшествия дом был заново освящен отцом Андреем Лобашинским. Помнится, отслужив положенную службу, отец Андрей сказал: «Для города важно, чтобы ваш дом и ваша семья продолжали здесь быть».

 

Мысль о том, что дом может и должен быть восстановлен, крепла. И крепла ее поддержка. Всё время находились люди, готовые помочь и подставить свое плечо. Провести электричество, поставить временную крышу или отремонтировать ее, очистить сад от бурьяна и посадить цветы. И в бедственном своем состоянии дом продолжал оставаться центром притяжения. Только теперь он требовал больше заботы.

 

Прояснялся и план дальнейших действий для того, чтобы этот старый дом (1904 года постройки) вновь стал теплым и гостеприимным, символом света, уюта и добра – всего того хорошего, что в нашем сознании связано со словом «дом». И для большинства членов нашей семьи это дело оказалось важным – и для самых старших, и для среднего поколения, и для младших – правнуков и праправнуков Михаила Владимировича Шика и Натальи Дмитриевны Шаховской-Шик. Постепенно кристаллизовалось решение о необходимых действиях. И родились правильные слова. На сегодня они таковы.

 

Мы считаем своим долгом восстановить дом и на его основе создать культурно-просветительский и мемориальный центр, возможно, музей. Любое такое начинание встречает на своем пути препятствия. Мы это понимаем и готовы искать такие формы, которые дадут возможность сохранить дом в качестве общественного мемориального центра и наполнить его жизнью и делами, нужными для жителей города и привлекательными для его гостей. Кроме того, мы считаем правильным восстановление домовой церкви отца Михаила. Музея потаенной церкви в нашей стране до сих пор нет. Почему бы нам не попробовать стать первыми?

 

Что мы сделали конкретно. Мы подготовили документы для регистрации благотворительного фонда «101 км. Подвижники Малоярославца». С помощью этого фонда мы хотим поделиться и своей собственностью, и своими заботами со всеми, кто захочет разделить их с нами.

 

Спасибо всем, кто поддержал нас и продолжает оказывать поддержку – и моральную, и волонтерскую. И прежде всего, низкий поклон членам культурно-просветительского центра «Единство», неоднократно делившим с нами совсем не привлекательные и не развлекательные работы по спасению дома на Успенской, 38.

 

Спасибо! Мы постараемся, чтобы ваша помощь и содействие не были напрасными.

 

Выступление на презентации книги «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века» 21 ноября 2015 г. в Малоярославце.

Благотворительный фонд
«101 км. Подвижники Малоярославца»

© 2015 Благотворительный фонд "101 км. Подвижники Малоярославца".

101kmfund@gmail.com

  • Facebook
  • YouTube