Влияние епископа Серафима (Звездинского)
на духовную жизнь семьи Шиков-Шаховских

Елена Гордиенко, Елена Старостенкова, БФ «101 км. Подвижники Малоярославца»

Личная переписка о.Михаила Шика и Натальи Дмитриевны Шаховской-Шик, сохранившаяся в семейном архиве и недавно изданная отдельным двухтомным изданием («Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века». М.:КПФ «Преображение», т.1. 2015, 384  с.; т.2, 2017, 670 с.), а также иные, в том числе еще не опубликованные документы из семейного архива Шиков-Шаховских, открывают многие детали процесса духовного возрастания представителей русской интеллигенции под влиянием владыки Серафима (Звездинского). И показывают, как это влияние не только сохранялось, но и возрастало, несмотря на расстояния, которые отделяли владыку от его духовных детей. Представляя этот доклад на конференции в музее владыки Серафима в Дмитрове, мы хотели бы подчеркнуть, что о духовном подвиге владыки священномученика помнят не только в Дмитрове, но и в других российских городах. А в доме Шиков-Шаховских в Малоярославце память о нем хранится как о близком человеке, оказавшим немалое влияние на жизнь многих членов этой семьи. Дети о. Михаила вспоминали, что антиминс домовой потаенной церкви в их доме был передан их отцу владыкой Серафимом (Звездинским), его считали своим духовным отцом не только члены семьи, но и многие близкие к семье люди, в судьбах которых ему довелось оставить глубокий след.

 

О том же, как крепла духовная связь с владыкой супругов Шиков-Шаховскоим, рассказывает их переписка.

 

Путь Михаила Шика и Натальи Шаховской от народнических идей с их стремлением «перевернуть мир» к глубокому исповеданию Веры типичен для части российской интеллигенции начала 20-го века, многие представители которой не могли воспринять основы православия с детских лет.

 

Наталья Дмитриевна Шаховская так писала о своих исканиях: «Я хотела великого подвига и великой жертвы. Я мечтала о новых путях, которые еще никому не ведомы, я искала новую истину, которая еще не открыта…В нашем поколении очень живо было сознание жестокости, несправедливости тогдашнего социального строя, но еще более остро было искание цели и смысла жизни. Вера была у нас подорвана, авторитетов для нас не было, а сердце вмещало все человечество…Это было в 1911 году. Еще десять лет прошло, пока я не догадалась, что переворачивать мир не нужно, потому что его давно перевернул Христос. И что нет на свете ни подвига, ни жертвы, которые могли бы что-нибудь прибавить к Его величайшему подвигу и Его единственной Жертве» (Н.Д.Шаховская. Перевернуть  мир. Рукопись, семейный архив Шиков-Шаховских).

Студенческую коммуна, в которую входили сестры Шаховские

Духовными руководителями супругов разные годы становились старец Алексий Зосимовский, владыка Герман (Рященцев) и владыка Серафим (Звездинский).

Начало духовной связи было положено личными встречами и совместным служением. Личные встречи, вероятно, относятся к  первым годам архиерейства владыки Серафима. Наталья Дмитриевна, поселившаяся с мужем в Сергиевом Посаде в 1918 году, частая гостья в Дмитрове, она работала в Дмитровском союзе кооперативов – и до замужества, и несколько лет после, отвечаю за внешкольную работу в Сергиевском филиале ДСК.

Михаил Владимирович Шик
и Наталья Дмитриевна Шаховская-Шик, 1919

А ее родная сестра Анна Дмитриевна Шаховской жила в 20-е годы в Дмитрове, была духовной дочерью владыки и оказывала ему действенную поддержку во все годы его изгнаний. Об этом свидетельствует переписка владыки с Анной Дмитриевной Шаховской, большей частью уже опубликованная (См. «Все вы в сердце морем. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского».  Москва, ПСТГУ, 2007. 671 с.). Владыка писал в 1924 году из своей Зырянской ссылки Анне Дмитриевне: «Спаси тебя Господь за дары твоей любви»..,  «…и за бумагу, и за все сладкие сладости, и за укрепляющее мой организм толокно, и за всю твою любовь благодарю весьма» (Там же, с.396-397).

Анна Дмитриевна Шаховская

Анна Дмитриевна Шаховская в годы работы в Дмитровском союзе кооперативов

Диакон Михаил Шик в Турткуле, 1926 год

В последующие годы вся семья Шаховских покинула Дмитров и проживала в Сергиевом Посаде. Туда же переехала и Анна Дмитриевна Шаховская, помогавшая сестре, семейство которой прирастала детьми. Но связь духовная не прервалась – ни с владыкой, ни с дмитровцами.

 

О совместном служении с владыкой тепло вспоминал муж Натальи Дмитриевны Шаховской Михаил Владимирович Шик, рукоположенный в 1925 году во дьяконы и через несколько месяцев после этого арестованный и отправленный в ссылку в Турткуль. В письмах из своей турткульской ссылки о.Михаил (в то время –диакон) писал: «Особенно памятны мне  три службы: на Маросейке, когда были крестины, –  потом на Моховой,…и последнее уже мое служение – в Аносиной»... (Непридуманные судьбы... т.2, с.530№403.21-11-1927). Скорее всего, последнюю до ареста литургию дьякон Михаил служил в Аносиной пустыни вместе с епископом Серафимом. Владыка ежедневно совершал Божественную литургию в храме Великомученицы Анастасии. И как напоминание и свидетельство об этом, в посылке в Турткуль к о.Михаилу прибыла иконка св. муч. Анастасии Узорешительницы.

В 1927 году власти разорили Дивеево. Одну из частичек камня, на котором молился Саровский чудотворец, владыка Серафим через Екатерину  Анурову передал для  о. Михаила. Он поблагодарил за подарок в таких выражениях: «Очень чувствую и дорожу внимательным добрым и серьезным отношением к нам пр. Сер.(преосвященный Серафим – прим. авторов). Его и вл. Г.  (владыка Герман – прим. авторов) чувствую из знаемых их апостольского чина самыми близкими – друзьями, я бы сказал, если бы это не звучало слишком фамильярно» (Там же, т. 2, с.504).

Связь духовная Шиков-Шаховских с владыкой Серафимом не рвется, но крепнет. В том числе усилиями духовных дочерей владыка Екатерина Павловны и Марии Николаевны Ануровых, которых он благословить жить в семье Шиков-Шаховских. Наталья Дмитриевна сообщает мужу в письме в ссылку: «...Мар.Ник. своей всегдашней спокойной ясностью и ровной ласковостью, без всякого баловства чудесно действует на детей. … Ты знаешь, какой она по духу родной человек и Ты поймешь, как для меня теперь особенно это важно и как она мне помогает в соблюдении постов и праздников» (Там же, т.1. с.340 и т.2. с.41).

Екатерина Анурова в Костинском народном доме

Вл. Герман (Ряшенцев)

Вл. Герман (Ряшенцев)

В июле 1926 года в Аносином монастыре побывала близкий друг семьи Шиков-Шаховских Варвара Григорьевна Малахиева-Мирович. Исповедовалась у владыки Серафима.  Он стал ее духовником. Об этом событии сообщает она в письме Наталье Дмитриевне от 15 июля 1926. «..Душа моя могла сказать: «….возрадовался дух мой о Бозе Спасе моем». В этом чудесно помог мне Аничкин (Анны Дмитриевны Шаховской – прим авторов), а теперь и мой отец» (Из неопубликованного письма В.Г.Малахиевой-Мирович к Н.Д.Шаховской от 15-07-1926. Архив Е.М.Шик).

В это время в Аносиной пустыни живут близкие друзья семьи Шиков-Шаховских чета Мансуровых. Сергей Павлович Мансуров все более сближается с владыкой Серафимом (Звездинским), по его совету и благословению принимает священство. В начале ноября 1926 года Сергей Мансуров был рукоположен сначала во дьяконы, а  на следующий день – в иерея. Из Туртуля летели просьбы о.Михаила рассказать подробнее «о перемене в жизни Сережиного крестного (Сергей Мансуров, с которым о. Михаил был знаком с университетских времен,  был крестным старшего сына Шиков – Сергея – прим. авторов)» и просьба побывать для этого у Мансуровых.

Сергей Мансуров

Сергей Мансуров

Вл. Никодим (Кротков)

Владыка Никодим

Наталья Дмитриевна направила с оказией письмо владыке в Дивеево, спрашивая его мнение по поводу предстоящего рукоположения мужа во иерея в Турткуле. Ответ получен: «Дядя (владыка Серафим – прим. авторов) хотя и не возражает прямо против программы Твоих занятий в Турткуле, но предпочел бы, чтобы полное осуществление этой программы было отложено. Он видимо Тебя жалеет, зная, что умножение благодати привлекает усиленное нападение невидимых врагов и думает, что Тебе придется пережить новые трудности и скорби – внутренние, а между тем путь Твой и без того труден одиночеством, отсутствием привычной среды и поддержки. Кроме того он боится, что Тебе не удастся там пройти 6-недельный стаж, что он считает очень важным» (Непридуманные судьбы… т.2. с.121. Владыка Серафим считал, что в условиях ссылки невозможно пройти «сорокоуст», ежедневное совершение Божественной литургии в течение 40 дней – прим. авторов).

В мае 1927 года, после полуторагодовой разлуки, к диакону Михаилу приехала на побывку жена со старшим сыном — пятилетним Серёжей. И через несколько недель — 12 июня, на Троицу, отца Михаила по настоятельной рекомендации владыки Германа (Ряшенцева) рукоположил во иерея архиепископ Симферопольский и Таврический Никодим (Кротков)(Оба митрополита прославлены ныне в чине священномучеников).

А в августе 1927 года Ануровы провели две недели в Дивееве, по возвращении привезли и пересказали, как всегда, напутствия и благословения от владыки Серафима семье Шиков-Шаховских: «Очень расспрашивал он о Тебе и как будто немного жалел, что мы с Тобой праздновали Троицу так далеко (Имеется в виду рукоположение Михаила Владимировича  в сан священника в Турткуле  на Троицын день), – так пишет Наталья Дмитриевна мужу (Непридуманные судьбы,  т. 2, с.446), –  впрочем, когда узнал, как приветствовал меня наш старчик (Старец Алексий Зосимовский), – сказал, – значит, так и надо было». Владыка Серафим передал о. Михаилу через Е.Анурову иконку Божией Матери со словами благословения на обороте.

Переписка супругов свидетельствует о постоянном их внимании к судьбе владыки, который отказался вернуться на кафедру в Дмитров поскольку предварительным условием возвращения в любимый город было требование прочитать с амвона «Декларацию» митрополита  Сергия. Владыка предпочел уйти на покой, а местом своего жительства выбрал г. Меленки Владимирской губернии.

Перед отъездом владыки из Москвы в Меленки в 1927 году Наталье Дмитриевне удается с ним повидаться, о чем она и сообщает в письме мужу от  28 октября 1927 года. И связь с владыкой не теряется – ведь в  Меленки за ним последовала его духовная дочь и келейница Анна Патрикеева, близкая подруга Анны Дмитриевны Шаховской. Две Анны вели регулярную переписку (Некоторые из этих писем сохранились в семейном архиве Шиков-Шаховских  – прим. авторов). Кроме того, духовные дети владыки регулярно посещают его в Меленках (Владыка дарил духовным детям Благодарственный Акафист по причащении Святых Христовых Тайн, который он составил в ссылке. Такой Акафист сохранился и в семейном архиве Шиков-Шаховских). Не прекращается и переписка владыки с Анной Дмитриевной Шаховской и ее матерью Анной Николаевной Шаховской.

Старец Алексий (Соловьев)

Старец Алексий (Соловьев)

Письмо владыки Серафима (Звездинского) Анне Николаевне (маме) и Анне Дмитриевне (дочке) Шаховским. Из семейного архива Шиков-Шаховских.

Письмо Анны Патриеевой Анне Шаховской.
Из семейного архива Шиков-Шаховских

В июле 1927 года была опубликована Декларация «К пастырям и пастве» заместителя местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского). В православных кругах она обсуждается, постепенно формируется и отношение к ней. В августе Е.П.Анурова с матерью ездили в Дивеево к своему духовнику. Наталья Дмитриевна сообщает следующие новости мужу в Турткуль: «Особенно грустно мне было слышать то, что Катя рассказывала про дядю Сергея (Иносказание: «Дядя Сергей» – митрополит Сергий (Страгородский); « семья» –  церковные круги; «связь» – отношения митр. Сергия с властями). Он хоть и здоров теперь, но в семье у них напряженные отношения, дети к нему относятся без полного доверия, особенно не одобряя того его знакомства, о котором мы с Тобой слышали. Они определенно не хотят признать законность этой связи, и как бы это не повело к раздору в их семье» (Непридуманные судьбы,  т. 2. с.381).

Михаил Владимирович в своих ответных письмах выражал надежду, что декларация не будет реализована на практике и не приведет к расколу в церковных кругах. Однако надеждам этим не суждено было сбыться.

В 1931 год отец Михаил оставил открытое служение, отказавшись, как и владыка Серафим (Звездинский) безоговорочно признать политику митрополита Сергия. Для него начался новый период жизни, связанный с тайным служением в домовой церкви в Малоярославце. Епископом, которому он решился подчиняться, стал владыка Серафим.

Дом в Малоярославце

Известно, что Михаил Владимирович приезжал к своим друзьям и единомышленникам в Муром, где с сентября 1931 года до своего ареста в мае 1932 года жил в ссылке «непоминающий» священник отец Петр Петриков, дивеевские монахини и многие другие. Скорее всего, отец Михаил бывал  и в Меленках для встречи со своим епископом. Последний свое отношение к митрополиту Сергию определил так: «Я от митрополита Сергия не отделяюсь, но и не подчиняюсь ему».

***

Крестный путь преосвященного владыки Серафима (Звездинского) завершился Голгофой в 1937 г. В том же году – 27 сентября на Бутовском полигоне – расстрелян и о. Михаил Шик.

Поклонный крест в Бутово

Благотворительный фонд
«101 км. Подвижники Малоярославца»

© 2015 Благотворительный фонд "101 км. Подвижники Малоярославца".

101kmfund@gmail.com

  • Facebook
  • YouTube