День мира

8 мая 1945 года стал первым мирным днем в Европе после почти 6 лет войны. К концу этого дня на акте о капитуляции Германии подсыхали чернила, а в Москве уже шли первые часы новых суток – 9 мая.

Для всех, кому выпало жить в те годы, Победа символизировала мир, и добывали ее, не торгуясь с судьбой о цене, чтобы в нем утвердиться и жить так, чтобы больше не было войны. Мир. Именно в этом смысл и главный результат Великой Победы.

 

Почему же мы стремимся свидетельствовать о ней стройностью и красотой военных парадов и праздничных салютов? И – тем более – демонстрацией мощи нового оружия? Гораздо уместнее тихо прочесть подборку фронтовых писем, которые смогли оставить на память своим родным те, кому посчастливилось не погибнуть в первых же боях.

Малоярославец,1941 г.

Малоярославец, октябрь 1941 г.

Но скольким безвестным воинам не только не удалось дойти до дня Победы, но даже оставить нам строчку письма! О таких безымянных солдатах смогла сказать в своих воспоминаниях* Маша Шик. Она писала о том, чему свидетельницей была 17-летней девушкой, и о чем не могла забыть до последних своих дней.

«В октябре 1941 года, когда я бежала из деревни Ерденево в Малоярославец... я вышла на маленькое картофельное поле. Картошка была выкопана, поле пересекали борозды взрыхленной земли, ее уже заносило легким снежком, сыпавшимся сверху, и поперек борозд серой земли лежали люди в серых шинелях… Они были безнадежно мертвы, их лица и руки уже припорошил снежок.…Возле каждого из них в землю была воткнута переломленная (сломано древко) винтовка… Это были винтовки образца 1890-х годов …десятки винтовок, преломленных не через колено, а с помощью какого-то инструмента…Потом я догадалась посмотреть в лица хотя бы нескольких убитых —   это были юноши, мальчики моего возраста с азиатскими скуластыми лицами; они лежали цепью поперек картофельных борозд, намеревались отстреливаться— но были ли выданные им винтовки пригодны для стрельбы?

 

Впечатление было таким тягостным, что я еще больше забеспокоилась о доме и о том, что увижу там — и побежала скорее домой. Было у меня намерение вернуться на то картофельное поле, посмотреть на убитых мальчиков, но новые события и дела заслонили то впечатление. Оно вернулось в июле 1943 года, когда я с группой студенток пединститута была на полевых работах.

 

Вечером объявили, что будет салют в честь взятия г. Орла. У меня же разболелась голова, началась обычная для меня мигрень, … и в моем затуманенном сознании опять возникло то картофельное поле и мертвые мальчики…. и вот будто я иду по полю все дальше и дальше… а оно не кончается … уходит и уходит вдаль, и так же все лежат мертвые мальчики, и тихо заносит их лица снежок… а выстрелы салюта гремят в ушах, и девчонки кричат «ура», и надо, чтобы хоть здесь-то, на этом поле, была тишина, они же мертвые, надо хоть минуту тишины…

 

Этот бред в той или иной форме возвращался ко мне почти каждый раз, когда гремели салюты победы. Я знаю, что означает салют. Но, может быть, салют — не единственный символ победы, может быть, минуты тишины и памяти тоже нужны?»

 

* В полном виде текст этих воспоминаний М.М. Старостенковой (Шик), озаглавленных «Малоярославецкие хроники», готовится к публикации издательством КПФ «Преображение» в составе сборника «Перевернуть мир», продолжающего тему  двухтомника «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века». Этот сборник должен увидеть свет в нынешнем году.

Информационная служба БФ «101 км. Подвижники Малоярославца»

© 2015 Благотворительный фонд "101 км. Подвижники Малоярославца".

101kmfund@gmail.com

  • Facebook
  • YouTube